Добро пожаловать на сайт, посвященный 150 летию города Владивостока,
                                                                                               его истории, людям, событиям

ФРАНЦУЗСКИЙ ПОВАР РУССКОГО ЦАРЯ

 

Весной 1891 года во Владивосток после полугодового кругосветного морского путешествия пришел крейсер “Память Азова”. На его борту находился великий князь, наследник престола, будущий последний император России,цесаревич Николай со свитой. Он привез с собой из Японии повара – француза Эжена Каа. Их встреча произошла в Иокогаме, куда 29-летний покоритель гурманов прибыл с семьей из Владивостока по приглашению одного высокопоставленного чиновника.

 

Серебряные часы от цесаревича

Эжен – голубоглазый, светловолосый молодой мужчина приятной наружности и безукоризненных манер слыл настоящим виртуозом в поварском деле.Цесаревичу Николаю французская кухня Каа тоже пришлась по вкусу. В благодарность он подарил ему серебряные часы, которые стали предметом особой гордости Эжена на всю жизнь.

 

А жизнь эта, по закону судьбы, была всякой, но только не скучной. Начать с того, что лишь отчаянно смелый француз мог отправиться с милой родины на край света и российской империи в поисках приключений и счастья. И обрел-таки то, что искал. Во Владивостоке в середине 1880-х встретил русскую красавицу Наденьку, единственную дочь надворного советника, в прошлом морского офицера Александра Александровича Ковалевского.

 

Первое время Эжен работал в пекарне. Квартиру с женойснимали в доме Мобрэ (он находился в районе нынешнего ювелирного магазина “Изумруд”). Благодаря своему бесспорному поварскому таланту молодой француз довольно быстро стализвестнойфигурой во Владивостоке.

 

В зрелые годы он служил управляющим в имении Старцева на острове Путятина. Потом,как бы мы сейчас сказали, главным технологом у Бринера. Под неусыпным доглядом и чутким руководством Эжена Каа на Камчатке, куда он отправлялся в горячий сезон,солилась и коптилась нежная нерка,заготавливалась бочонками лососевая икра, делались фирменные, по особому рецепту, маринады под грибочки, а какое рябиновое варенье получалось у французского шеф-повара! Зимой всю эту аппетитную продукцию можно было увидеть на прилавкахмагазина Бринера.

 

Умер Эжен Каа в 1924 году. Он был похоронен на старом Седанкинском кладбище, от которого ничего не осталось.

 

Но все это было много лет спустя, в будущем, которого никто не знал. А 4 июня 1891 года, как только рассеялись огни иллюминации, улеглись треволнения и церемониальные заботы, связанные с посещением цесаревичем далекой окраины, в Успенской церкви супруги Каа крестили свою вторую дочь – Евгению, которая родилась в Иокогаме еще 17 февраля 1891 г. Восприемниками малышки, как значится в метрической книге, стали полицмейстер, коллежский асессор Илья Ананьевич Несчелов и Ольга Павловна Павловская, жена подполковника владивостокской крепостной артиллерии.

 

Вообще у Эжена Каа, французского подданного, католика по вероисповеданию, и его русской православной жены было 19 детей (всех крестили по православному обычаю). В живых остались пятеро. Среди них – Евгения, бабушка Натальи Георгиевны Трофимовой, от котороймы узнали эту удивительную историю.

 

Где предков судьба…

В семейном альбоме этой немолодой, удивительнохрупкой женщины, которую так и хочется назвать француженкой, -чудом уцелевшие старинные фотографии, документы, датированные серединой ХVIII века. Есть даже прошение, написанное - ах как калиграфически -рукой ее прапрадеда лейтенанта Амурского экипажа А. А. Ковалевского в адрес великого государя и императора Александра Николаевичас просьбой об увольнении из флота в связи с "расстроенным здоровьем" (забегая вперед, скажем, что просьба эта была удовлетворена – Ковалевского определили к штатским делам, наградив чином коллежского асессора).

 

А еще у Натальи Георгиевны хранится большая родословная, где “предков судьба собиралась по капле”. Для того чтобы вычертить генеалогическое древо Ковалевских - Каа – Синкевичей - Трофимовых , а это- 13 поколений, потребовались огромный рулон бумагии многие-многие годы кропотливого труда. Помог же докопаться до самых корней Владимир Хохлов, человек неравнодушного сердца, известный в России генеалог, создатель клуба “Родовед”, куда Л. Г. Трофимова приходит уже не первый год.А зарубежную ветвь этого могучего исполина дополнила Елена Каа, которая родилась и живет в Калифорнии. К слову, старшая дочь Э. Каа Надежда, вышла замуж за Владислава Синкевича. Они эмигрировали в 1922 году.

“Ворчливые письма”

-О своем французском прадеде и дворянском происхождении прабабушки Надежды Александровны (она принадлежала к знаменитому роду Ковалевских, подаривших миру немало знаменитых имен) я узнала в 14 лет, - рассказалаНаталья Георгиевна. – Родители сообщили мне об этомпод строжайшим секретом. К тому времени семья уже пережила 37-й,когда отца и дедушку, Трофимовых, арестовали только потому,что докопались до купеческих корней семьи. Отец провел в тюрьме девять месяцев, дедушка – Анатолий Миронович, награжденный в русско-японскую войну Георгиевским крестом за храбрость, – два с половиной года. Что касается рода Трофимовых, действительно, его основатель Мирон Васильевич, купец первой гильдии, прибыл на Дальний Восток с первыми переселенцами. В Императорской гавани он устроил пасеку, в Шкотовской заимке – сельскохозяйственные угодья и животноводческие фермы. Во Владивостоке до сих пор уцелел один изего домов, на ул. Фокина, 15.

 

"Вот моя заветная папка", - Наталья Георгиевна бережно развязывает тонкие матерчатые тесемки на старой картонке и начинает листать семейное “досье”. Здеськаждый документ по прошествии стольких лет и даже столетийуникален. Беру в руки послужной список Александра Александровича Ковалевского. На нескольких разграфленных страничках, исписанных витиеватыми чернильными строчками, уместилась почти вся его жизнь.

 

Восьмилетним мальчиком зачислен в Александровский малолетний корпус. В 19 произведен в гардемарины и награжден бронзовой медалью на андреевской лентев память военных действий 1853-1856 гг… Первого мая 1860-го - по собственному желанию переведен служить на Черноморский флот. Спустя четыре года, уже в чине лейтенанта, награжден орденом св. Станислава 3-й степени и серебряной медалью за спасение погибающих… 1865 год - назначение на Дальний Восток для прохождения службы в Амурской флотилии.

 

-Здесь же хранится еще один любопытный материал, опубликованный в газете “Владивостокъ” в сентябре 1895 года, вскоре после кончины А. А. Ковалевского. Он удивительно живо воссоздает облик этого незаурядного, образованнейшего человека, которого ранняя смерть горячо любимой жены (он больше не женился), а также дикие нравы далекой окраины привели в конце жизни к хандре…

 

-“Знакомясь с Владивостоком и его обывателями, - писал в газете заезжий человек, - я случайно услышал о больном старце – моряке А. А. Ковалевском, служившем когда-то в Черноморском флоте… Александра Александровича мы застали в скромной комнате на кровати у … самой стены. Он лежал под одеялом в морской фуражке на голове. На большом столе среди вороха книг, рукописей – несколько бутылок разных размеров и раскрытый французский роман… Вскоре разговор перешел на литературу… (А. А. Ковалевский публиковал на страницах газеты “Владивостокъ” цикл “Ворчливых писем”, которые вызвали большой интерес у местной публики. Они были написаны легким, метким языком с довольно язвительными, но по сути верными комментариями действительности. – Прим. автора).

 

-Как ему хотелось подняться, снова сесть за любимую работу, передать ту массу многолетних впечатлений, которыми он был подавлен… Будучи произведен в гардемарины в разгар Севастопольской войны, он был свидетелем с тех пор всех выдающихся событий русской истории, а в некоторых принимал личное участие…”.

 

-Попутно Ковалевский рассказал заезжему гостю о том, как он стал “писателем”. Во время одного восстания горных жителей малой Азии русская эскадра под началом одного славного моряка послана была в Средиземное море. Флагман – человек заслуженный, но в то же время очень горячий, отдал распоряжение наказать розгами одного из гардемаринов за маловажный проступок. От стыда и горя последний сбежал с судна. Поступок командира возмутил всех офицеров. Ковалевский, служивший на одном из корветов эскадры, тоже не остался равнодушным. От природы человек пылкий, он написал горячее письмо по этому поводу редактору одной очень известной в то время газеты, издававшейся за границей. Корреспонденция, правда, без подписи, была немедленно напечатана и номер послан в эскадру. Когда начали искать автора крамольной статьи, А. Ковалевский решительнообъявил, что это сделал он. За что его в тот же день отправилиосматривать… строящийся Суэцкий канал и, подготовить подробнейший доклад о всех производимых там работах.

 

Это был предлог… Вскоре А. Ковалевский очутился на Дальнем Востоке… по собственному желанию.

 

Старый моряк умер в одиночестве (семья его дочери, судя по всему, гостила в это время в Японии). Было ему 58 лет от роду. Автора “Ворчливых писем” похоронили на Покровском кладбище, превращенном сейчас в парк.

1998 г.

 

Послесловие. В течение многих лет,каждое 20 сентября сюда, в старый Покровский парк, на заветное место, приходила Наталья Георгиевна Трофимова, праправнучка старого моряка, с букетом терпкихпоминальных хризантем. Несколько лет назад и она отошла в мир иной.Памятную традицию продолжают родоведы.

Следующая статья: Лепрозорий по соседству с аллеей любви?..
Разработка сайта — Pobeda-ru